КЛУБОК АРЫЯДНЫ
 ЧЫРВОНАСЦЯЖНАЯ

 ЛЮБОЎ НАРОДНАЯ: АРТЫКУЛЫ, ІНТЭРВІЮ, ГУТАРКІ, ДОПІСЫ
Людмила Рублевская

Сухие письма. Культурный фаст–фуд «жжот»

Прогнозы Рея Брэдбери про эпоху людей, которым некогда ходить пешком, рвать цветы и смотреть на звезды, полностью сбылись.

Вначале классические романы стали кратко пересказывать в брошюрках-дайджестах. Потом урезали до подписей под картинками комиксов. Теперь любой эпос умещается в 140 знаках. Это практически одно среднее предложение...

Как так получилось? Благодаря «Твиттеру». Это такой интернетовский Живой журнал, который состоит из микроблогов. В обычном ЖЖ люди иногда страницами выплескивают свои мысли и эмоции. А тут каждая запись должна ограничиваться упомянутыми 140 знаками. Ну, например, Дэвид Линч (тот, который снял медитативно–детективный сериал об убиенной Лоре Палмер) пишет: «Мысль дня. Весной цветущие ветви растут. Некоторые длинно, некоторые коротко».

Дэвід Лінч

Содержательно, нечего сказать. И так каждый день. У семи миллионов пользователей...

«Подтверждаю мою преданность идее максимального расового и иного разнообразия среди калифорнийских судей». Это один из твиттеров калифорнийского губернатора Арнольда Шварценеггера. Как видите, очень удобно в таком формате не только глупостями и «абсурдинками» бросаться, но и лозунгами. «Миру — мир», «Кто рано встает, тому Бог дает» и прочее.

Теперь твиттер добрался до классики... Вот вам «Улисс» Джеймса Джойса: «Человек ходит по Дублину. Мы отслеживаем каждую мелкую деталь его дня. Он, похоже, злоупотребляет Twitter’ом». Все. Можете считать, что прочитали тысячестраничный джойсовский роман, который не каждый интеллектуал осилил (хотя ни один, конечно, не признается, что не осилил).

James Joyce

«Над пропастью во ржи» Сэлинджера: «Богатый мальчишка думает, что все лжецы, кроме его маленькой сестренки. У него срыв. @markchapman теперь следит за @johnlennon».

Джейн Остин «Гордость и предубеждение»: «Женщина знакомится с мужчиной по имени Дарси, который кажется ужасным. Он оказывается ничего. У них роман».


Блоггеры поветрие подхватили, обсудили, осудили... Но почему бы не постебаться? Недавно белорусский писатель Сергей Балахонов, автор интересного постмодернистского романа «Iмя грушы», вывесил для прикола на своем блоге варианты сокращений нашей классики:

«Слова пра паход Iгараў»: «Князь Iгар пайшоў у паход на полаўцаў без увагi на благiя прыкметы. Мусiў уцякаць. I гэта на тле цёмных месцаў i згадак Усяслава Чарадзея».

Мiкола Гусоўскi «Песнь пра зубра»: «Аўтар расказвае Рымскаму Папе пра сябе, зубра, часы князя Вiтаўта i хоча, каб у свеце не было войнаў».


Адам Мiцкевiч «Пан Тадэвуш»: «Пан Тадэвуш кахае Зосю, але адносiны мiж iх фамiлiямi напружаныя. Напружанне знiкае з прыходам расейскага атраду».

Якуб Колас «На ростанях»: «Настаўнiк Андрэй Лабановiч шукае сябе, пакуль не прыбiваецца да бальшавiкоў». И так далее...

Мядзьведзік чытае паэму «Пан Тадэвуш»

Конечно, те, кто подобным образом в своем кругу шутит, сами прекрасно классику знают и, наверное, им в голову не приходит, что кто–то может воспринять подобное всерьез. Но история знает случаи, когда шутка знатока становится поводом для подражания для профана...


Французский литератор и философ Ролан Барт с друзьями придумал «новый роман». Молодые писатели старательно пытались в духе моды избегать сюжета и подробно описывать бытовые детали. А когда явление стало уже частью истории литературы, Ролан Барт признался, что они так... пошутили. Поздно! «Новые романы»–то уже написаны! И считаются классикой... А когда–то чешские газеты не поверили в смерть писателя Ярослава Гашека. Все решили, что это — очередной розыгрыш известного юмориста, и отказались печатать некрологи...

Да, литература — то, что и в сегодняшнем мире, завязанном на индустрии шоу, продолжает действовать всерьез. Не потому ли ее, литературу, потихоньку оттесняют в сторону? В прошлом году в России ее исключили из списка единого госэкзамена... У нас тоже школьная программа по литературе скукоживается так, что скоро станет напоминать подборку твиттеров. Увы, нахождение в означенной программе по–прежнему является вожделенным призом для живущих литераторов. Почему «увы»? Потому что места в учебниках все меньше, страстей у претендентов все больше... А в результате школьники пребывают в убеждении, что если где–то и есть интересные книги, то о них можно узнать только на интернетовских форумах.

Пісьменьніца

А ведь белорусская литература завоевывает и аудиорынок... Хотя я лично книги предпочитаю читать, а не слушать. Но «если звезды зажигают — значит — это кому–нибудь нужно». Сегодня, кроме дисков, выпущенных «Мастацкай лiтаратурай» — стихи в исполнении Владимира Короткевича и «Новая зямля» Якуба Коласа, — появилась целая аудиобиблиотека... «Подых навальнiцы» и «Людзi на балоце» Ивана Мележа, диск со стихами Максима Богдановича, «Выступы. Гутаркi. Вершы» белорусского историка Миколы Ермаловича, открывшего для нас средневековую Беларусь. Есть и сказки Ханса Кристиана Андерсена на белорусском языке, и «Ферма» Джорджа Оруэлла... Презентовался диск «Галасы» — записи 1968 года...

Когда–то были в моде эпистолярные романы... Сегодня мало кто из нас находит в своем почтовом ящике (неэлектронном!) конверт с дружеским посланием. Но потребность делиться мыслями и переживаниями от этого никуда не делась, просто нашла другие формы.

Главное, чтобы диапазон мыслей и переживаний не усох до 140 знаков.

«СБ-Беларусь Сегодня», 16 июня 2009 г.

Падборка ілюстрацый да артыкула: «Тэзэй беларускага постмадэрнізму»

Выявы ўзятыя з сайта: deviantart.com

Глядзі таксама:
Выказванні чытачоў

Йорика Friday, October 16, 2009 1:16 PM
"Можете считать, что прочитали тысячестраничный джойсовский роман, который не каждый интеллектуал осилил (хотя ни один, конечно, не признается, что не осилил)."

Признаюсь: не осилила:)) не дотянула даже до четвертой части:)


Выказацца з нагоды прачытанага

Напісаць асабіста трымальніку сайта







Асноўны зьмест © Сяргей Балахонаў | Дызайн © Ad Minataurus
Разьмяшчэньне любых матар'ялаў на іншых вэб-праектах дазваляецца з пазнакай аўтарства і спасылкай на гэты сайт.
Іншыя формы публікацыі дапускаюцца па ўзгадненьні з аўтарам.